You are viewing phyloxena

Комильфобия

красный
Тут вот все прекрасно: и повод (древнесоветское веселье, правда очень веселое, а песни я этой ни разу не слышала), и комментарии:
http://test-na-trzvst.livejournal.com/775456.html
Но лучше всего новое слово комильфобия. Мне его не хватало. Теперь оно у меня есть!

Моя нуклеарная семья

incolor
Дети, особенно Ефрем, ведут себя за обедом так себе: роняют вилки и крошки, тянутся друг через друга, перебивают.
Стас, раздраженно: "Видеть этого больше не могу!"
Яша, мнгновенно: "Сними очки!"

Ефрем много смотри видео на ютьюбе, балбес. Высмотрел там какой-то прием из кравмаги и чуть не вывихнул Стасу запястье. Тут надо понимать, что он все-таки вдвое легче, и что Стас начинал учить детей борьбе (теперь они ходят в секцию).

У меня кончилась инерция. Над младенцами тряслась, потом просто их сильно любила, потом была сама хорошая и дети хорошие. Теперь много волнуюсь, особенно за Арину.

Sep. 12th, 2014

smallpicture
Жизнь разнообразна. Про понедельник я уже писала. Половину вторника провела в Икее. Ну, все были в Икее. У меня как-то непомерно возрос стандарт потребления. Все мне не мило. Бесконечная серия полностью оформленных интерьеров "простенько, но миленько", через который я не сразу выбралась, куда надо, хлипкая утварь и гнущиеся пальцами болты, огромный темный склад, где с ненужной ясностью представляется, что будет, если вон та коробка на тебя свалится, и наконец тележка, которая ехала только боком. Вот раньше я бы боролась с тележкой, выправляла ее и потряхивала тяжеленькое содержимое (две коробки, составляющие один комод), а теперь нет. Теперь я с ней вальсировала, как дзюдоист, лишь слегка подправляя собственный чертовой телеги момент. Вторую половину вторника я пила кофе в хорошей компании nu57, пока дети учились математике, и так размахивала при этом руками, что врезала в твердое брюхо какому-то бегуну. Потому что по тротуарам ходить надо! Куда делся весь остальной вторник, не хочу и думать. Куда-то оно все девается.
В среду Яша собирал комод. Без малейшего энтузиазма, и даже не с первой попытки, что для Яши совсем нетипично. Кроме того, Ариша ходила присматриваться к скалолазному залу. Она раньше в зал не ходила и веревкой пользовалась только на всяких дурацких общественных стенках, а лазала сама на Indian Rock. Прошла 5.10B, тренер велел не пытаться ставить ноги выше головы и приходить на командное занятие.
В четверг Яша дособрал комод (обнаружил ошибку, с помощью отца обнаружил, в чем она заключается, злой, как еж, исправил ошибку). Я повезла Арину в зал и комод по назначению. И сама тоже полазала. Для такого довольно медленного дела нагрузка неожиданная, на 5.8 можно спокойно ходить без веревки, а с 5.10B съехала безо всяких амбиций спускаться самой, и мокрая, как мышь. Аринин тренер, проходя мимо, сказал: во, и Арина тоже ноги задирает. Guess it works for you guys. Арине нашлась партнерша - ровесница, еще выше и взрослее на вид, которая лазает давно и в конце тренировки решилась на 5.11.C с навесом. Это вообще ни на что не похоже, это невозможно, так не бывает, это все спецэффекты и фотошоп.

Sep. 9th, 2014

Gunboy
Сегодня ходили на похороны. Умерла мама одного знакомого мальчика. Все семь лет, что я ее знала - неблизко - она болела, рак, она на несколько лет пережила первоначальные прогнозы, дотянула до шестнадцатилетия сына (что, впрочем, ничего особенного не значит - он еврей, нешкольник и вундеркинд), последний год состоял из последних месяцев, и последняя пара месяцев из последних дней. Сорок девять лет. Трагедия, но не неожиданность.

Кладбище на крутом склоне, несколько олив и много местного кривого дуба, яркое солнце. Довольно много народу; все выглядят знакомо, но это ложное ощущение. Просто они типичны. Одни и те же лица девочек, красоток, матрон, мальчиков, старикашек, можно столетиями переступать из одной жизненной фазы в другую, не двигаясь с места. Все поют.

Вдова плачет, но тверда. Ее дело жизни, их бывшее общее дело жизни non violent communication. Таких бульдогов, как Кэти, еще поискать. Кэти кремень, и всегда была, просто удивительно, насколько люди являются сами собой: в горе, в ритуале, в болезни невозможно не самовыражаться, и ни с кем не перепутаешь. Измотанный сын никаких речей не произносил. Очень вырос за лето, костюм мал, зачем подростку костюм?
Немного русской интеллигенции по поводуCollapse )

Моя семья

incolor
Моя бабушка любит киевский торт.
Мой дедушка любит киевский торт.
Моя мама знает, что я умею делать киевский торт.
Но дедушке его нельзя.
У моего дедушки день рождения. 86 лет.

Я делаю два торта: киевский размером с тележное колесо и двухслойный муссовый (его дедушке можно: миндальный бисквит на одних белках, пропитан малиновым сиропом, слой малинового мусса из мороженой малины, слой шоколадно-карамельного мусса), замораживаю их, пакую в большую коробку с ледяными мешками, и везу их 400 миль.

В моей машине семь мест, включая водительское. В моем штате нельзя брать больше пассажиров, чем ремней.

Мой дядя - хабадник.
Моя тетя, его жена, приготовила на дедушкин день рождения курицу.

Моя сестра и ее трое детей три недели гостили у дяди. У них много пищевых аллергий.
Муж моей сестры - физик. Две из этих трех недель он был на конференции, а не в у дяди. Но вернулся к дню рождения.
Моя сестра не водит автомобиль.

У моих бабушки и дедушки есть хорошие, близкие друзья. Ровесники. Они тоже любят киевский торт.

Вообще говоря, киевский торт можно было сделать парвеным. Но я это сообразила только сейчас. Да все равно не стала бы готовить с маргарином.

Мой старший двоюродный брат учится в Израиле на американского врача. Он хорошо учится. У него есть возможность выбирать почти любую специальность и резидентуру в почти любом (географически) месте.

Мой средний двоюродный брат пошел в армию обороны Израиля. Он рассчитывает попасть в десант. Молодец, по-моему.

Моя троюродная сестра член демократической партии. Она в ужасе от решения моего двоюродного брата. Она опасается, что он может быть травмирован армейским опытом. Она не читает Диккенса и Достоевского, потому что они антисемиты.

Я их не читаю, потому что они сентиментальные зануды.

Сын моей троюродной сестры хочет быть звездой-основателем. Ему девять лет.
Мои сыновья посоветовали ему, какой пользоваться программной средой.

Муж моей троюродной сестры - австралиец. Он не понимает по-русски и не понимает евреев. Но понимает, зачем собираться большой семьей. Его семья в Австралии. Он говорит с моей дочерью по-английски. Он ест курицу и рыбу, приготовленную моей теткой. Моя троюродная сестра не ест мяса. Торта она тоже не ест.

Но это неважно, потому что торт нельзя подать после курицы.

Бабушкина подруга не сможет приехать еще и потом к бабушке в гости есть торт у нее. Ей трудно выбираться в гости.


Я расстроена. Я не хочу обсуждать политику с троюродной сестрой. Я не хочу нарушать правила дядиного дома. Разочаровывать бабушкину подругу, бабушку и маму я тоже не хочу. С родной сестрой я бы обсудила все, но мы обе слишком много суетимся. Я совсем не умею иметь дело с кучей людей с разными картинами мира. Они все неправы! И у меня в Лос Анжелесе вечная проблема с кофе. Кофе мне недостает.
incolor
В общем, повтор http://phyloxena.livejournal.com/280940.html. В принципе. В этот раз делала в квадратной рамке, со сливой вместо яблока, и не повторяя прежних ошибок - зачем, когда всегда можно сделать новые!

Подробности, но не слишкомCollapse )
Если willie_wonka интересуется, надо придумать способ ее угостить.

Jul. 24th, 2014

incolor
Вот мы и приехали домой. Фотографии еще не разобраны, рюкзаки и прочее только частично, зато есть выводы.
0. США - очень большая страна. Очень. Впрочем, по ее широким дорогам бегают олени надежно ездят отличные автомобили.
1. Покидать Калифорнию имеет смысл только ради людей. Некоторые люди абсолютно прекрасные. Кстати, каковы у нас тут неписаные правила отчетов о развиртуализации? Лично я совершенно не против, и по имени, и с картинками, но правил не понимаю - давайте поговорим об этом?
2. Много красивых людей. Причем не только молодых женщин, которые хороши все до одной, а вообще людей. В национальном парке толпа, как на вокзале, так я с удовольствием толпу эту рассматривала.

Jun. 3rd, 2014

incolor

Некоторые люди (кажется, женщины чаще) непрерывно себя ведут. Задают неуместные вопросы, сообщают о себе и близких никому не нужные сведения. Вступают в контакт с каждой собакой. Они относительно редко встречаются и их сразу видно. Их видно в магазине: это дама в эксцентричном наряде, вставшая со своей тележкой поперек прохода и дружелюбно извиняющаяся перед каждым, кто пытается мимо нее попасть к макаронам, все сто пятьдесят вечерних покупателей. Их видно на дороге: это слегка ободранная Хонда или Тойота, часто со скромной наклейкой, которая импульсивно перестраивается, необъяснимо притормаживает, долго мигает на прямом участке. Их видно в приемной врача: они чешутся, стонут, поправляют волосы, бретельки и подвязки, роняют свою бутылку с водой, оглядывают остальных с виноватым видом и бормочут оправдания. Их видно на работе: у них кончились скрепки, приехали родители супруга, не прошли транзакции, не грузится обновление программной среды, сломалась кофеварка.
Они привлекают к себе внимание, но ничем на него не отвечают. В детях дошкольного возраста я это интерпретировала как боязнь потеряться, выйдя из конуса света непрерывного родительского присутствия - с сочувствием, хоть и не без раздражения. Зачем я сама себя так веду, понятия не имею.

incolor
Внимательно изучила http://lyukum.livejournal.com/294160.html, отчаялась, почитала http://katelig.livejournal.com/32573.html, погоревала над http://maria-selyanina.livejournal.com/267992.html, и повторила "яблоко Евы" с неизбежными искажениями.
Уже ясно, что переделать все то же самое со сливовым повидлом вместо яблочного пюре будет гораздо интереснее. Подробности и изображенияCollapse )

May. 26th, 2014

incolor

Что-то вспоминалось вдруг, в связи с барышней-пиратом. Мама мне привезла в подарок голубой платок, шарф скорее, в огурцах. И пока я ее ждала в какой-то лавке в Монтерее, я его намотала на голову, как иранки и турчанки носят (приблизительно, по ассоциации). Глядясь в витрину, скучая и валяя дурака.
Во-первых, когда я зашла в таком виде в другую лавку, меня испугались. Слегка. Воздух был вокруг другой. Позы, повороты, интонации. Я была инородным телом. Во-вторых, мама ужасно расстроилась. Не для того она меня любила и растила, чтобы я ходила, как женщина Востока.